Каюрин Андрей о практике привлечения к субсидиарной ответственности руководителей компаний

Долгое время среди владельцев бизнеса было распространено мнение, что субсидиарная ответственность – это что-то далекое, из разряда мифологии. И правда, когда-то именно так все и было. Но в последнее время практика привлечения к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний становится всё более насыщенной. Особенно на фоне того, что процедура привлечения к такой ответственности существенно упростилась.

Переломный момент

В сентябре 2017 года в соответствующие законодательные нормы были внесены значительные поправки, касающиеся именно этой части развития института привлечения к субсидиарной ответственности в РФ. Прописанный законодателем механизм меньше, чем за год подтвердил высокую функциональность данного механизма – во многом потому, что теперь в определённых ситуациях начала действовать презумпция виновности контролирующих должника лиц (пока последние не докажут иное). В случае привлечения руководителя к субсидиарной ответственности по новому основанию именно на него ложится бремя доказывания отсутствия вины в признании должника банкротом.

Кто ответит?

Что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора)? Согласно закону, это право взыскания неполученного долга с другого лица в том случае, если первое лицо не может его погасить. Субсидиарную ответственность несут контролирующие лица, то есть лица, имеющие право определять действия компании, давать обязательные для исполнения указания или иным образом влиять на компанию. Иными словами, в этом качестве может оказаться любое лицо, которое фактически принимало решение по бизнесу и получало выгоду – учредитель, наёмный генеральный директор, и.о. директора, главный бухгалтер, финансовый (коммерческий) директор. То есть к субсидиарной ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие компанию-должника. То есть действия контролирующих структур направлены именно на установление реального выгодоприобретателя – и это очень важно.

Согласно требованиям ныне действующего законодательства, генерального директора компании можно привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам, если требования кредиторов, возникших из-за управленческих ошибок, превысят половину всех требований кредиторов третьей очереди.

В то же время найти достаточные основания для привлечения выше означенных должностных лиц к ответственности и возмещению ущерба порой бывает совсем непросто. Если речь идёт о процедуре банкротства, то такими основаниями, к примеру, могут являться причинение вреда правам кредиторов в результате совершения сделок, а также отсутствие либо намеренное искажение бухгалтерских документов. Впрочем, Верховный суд РФ недавно внёс коррективы, придя к выводу о том, что при наличии доказательств наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации контролирующее лицо несет бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий и их совершения без цели причинения вреда кредиторам.

Как убедить суд

То обстоятельство, что фирма оказалась в состоянии банкротства, отнюдь не свидетельствует о том, что причиной стал умысел или же какие-либо правонарушения. Если директор компании сможет доказать, что причиной банкротства предприятия стали не его действия или бездействия, а реально возникшие предпринимательские риски, компетентный и объективный суд обязательно пойдёт ему навстречу.

Здесь на самом деле существует много нюансов, разобраться в которых под силу только высококвалифицированному юристу. Допустим, нередки случаи, когда в компании периодически происходила смена руководящего состава. В такой ситуации крайне важно предоставить на рассмотрение суда сведения о деятельности конкретного должностного лица в течение именно его срока исполнения профессиональных обязанностей. Это станет существенным подспорьем, чтобы подтвердить разумность своих действий и решений. Или, к примеру, если процедуру банкротства инициировали налоговики, то вполне реально доказать, что задолженность по налогам могла быть погашена, а значит, спор действителен лишь в контексте уплаты штрафов и пеней. Ещё, как вариант, можно обосновать принятие тех или иных решений неоднозначным правовым регулированием, имевшим место в определённое время.

Закон «О банкротстве (несостоятельности)» признает директора невиновным, если будет доказано, что он действовал добросовестно и в интересах должника. Но оптимизм несколько нивелирует то бесспорное обстоятельство, что на практике в суде весьма довольно сложно уповать на добросовестность и разумность действий контролирующего лица по той простой причине, что в отечественном законодательстве по сей день отсутствует определение конкретных признаков разумности, на основе которых можно было бы признать действия директора добросовестными. В любом случае, изменения, которые вносит законодатель, однозначно свидетельствуют о том, что определённые подвижки в данном сегменте есть.

Каюрин Андрей, адвокат, председатель Президиума Коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов», член Совета Адвокатской палаты Свердловской области, вице-президент Гильдии российских адвокатов, член Комитета по промышленности и взаимодействию с естественными монополиями Свердловского областного Союза промышленников и предпринимателей 

 

Источник: ecnovosti.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.